Заказ билетов
+7 495 925-50-50

Беседка

Главная / О театре / Беседка / Юрий Веденеев: «Искусство — это когда в сердце входит ниточка белая, а выходит красная»

Юрий Веденеев: «Искусство — это когда в сердце входит ниточка белая, а выходит красная»

Юрий Петрович Веденеев — ведущий артист Московского театра оперетты —с 1972 года радует поклонников музыки своим уникальным талантом. Один из ярчайших российских певцов, отличающийся высокой вокальной культурой. Он обладает редким баритоном, одинаково блестяще может исполнять сложнейшие оперные партии и оперетты. 25 лет на сцене Большого театра —незабываемые Онегин, Фигаро, Жермон, Набукко, Скарпиа...

– Того, кто хочет стать артистом театра, родители обычно с самого детства отправляют на занятия хореографией. А вам приходилось заниматься танцами?

– В 1952 году, когда в средней школе объединили мальчиков и девочек, нам преподавали уроки бального танца, а лучших — кто проявил себя на занятиях — во дворце «Крылья Советов» отбирала сама Ольга Васильевна Лепешинская, знаменитая балерина Большого театра. Так в 1952 году я был принят в Московское государственное хореографическое училище, однако Лавровского или Васильева из меня не получилось (смеется), потому что в 1954 году я с родителями уехал в Швецию - в Стокгольм. Хотя с танцем я всегда был, как говорится, на  «ты».  В ГИТИСе мы с Инарой Гулиевой во время учебы были партнерами, и когда выпускались, то показывали — как лучшие студенты — номер из балета «Дон Кихот». Болеро специально на нас поставил педагог. Вот такой был уровень обучения! В 1964 году я по-ступил в ГИТИС на курс к Георгию Павловичу Ансимову — он набирал двенадцать человек для Театра оперетты.

– В июне 2012 года исполнилось девяносто лет выдающемуся театральному режиссеру, народному артисту СССР Георгию Павловичу Ансимову. Рассказывают, что он очень строгий, требовательный педагог…

– Ансимов отбирал только талантливых людей, он обладал бесценным даром видеть и производить больших актеров. Георгий Павлович —сам выпускник ГИТИСа,ученик Бориса Александровича Покровского. С 1955 по 1964 год работал оперным режиссером Большого театра, с 1964 по 1975 год был главным режиссером Театра оперетты. В нашем театре он поставил весь репертуар.

– Великолепная оперетта «Летучая мышь» поставлена Ансимовым в 1974 году и по сей день собирает полные залы. Интересно: сколько раз вы ее исполнили со Светланой Варгузовой?

– Более семисот раз.

– А после ГИТИСа вы пришли в Театр оперетты?

– Меня Георгий Павлович Ансимов пригласил в оперетту еще студентом, а с 1972 года я — действующий артист театра.

Помню, тогда на учебу к Георгию Павловичу из армии пришел Лев Лещенко, а я всего месяц отучился — и был призван в армию! В январе 1965 года вышел приказ об отсрочке от армии абсолютно для всех студентов. Я тогда уже служил в ансамбле песни и пляски Белорусского военного округа и только через три года вернулся к учебе.

Среди моих друзей-сослуживцев были замечательные ребята, творческие, талантливые люди. К примеру, Игорь Иванович Раевский — ныне руководитель дважды Краснознаменного ансамбля песни и пляски Российской армии, дирижер, хормейстер, народный артист. Давно не виделись с ним. Потрясающий человек!

– В 1988 году вас пригласили в оперу Большого театра.

– Это предложение поступило после юбилейного концерта, посвященного шестидесятилетию Театра оперетты; тогда я спел каватину Фигаро. В Большом театре я работал по контракту двадцать четыре сезона.

– Более двадцати пяти ведущих оперных партий: Фигаро, Скарпиа, Набукко, Онегин, Жермон… В оперетте — Мистер Икс, Айзенштайн, Граф Люксембург, Цыганский барон, Граф Данило, Эдвин… А есть любимые?

– Все партии любимые! В том числе те, которые еще будут!

– Но из оперетты редко кого приглашают в оперу?

– Редко, но такое бывает. Так, Сергей Лейферкус пел и в опере, и в оперетте. И Володя Самсонов. В молодости я хотел петь в Большом театре, но всерьез об этом никогда не думал. Звание Народного артиста РСФСР я получил через три года после того, как стал Заслуженным артистом РСФСР. Это редкость! А сейчас нужно двадцать лет отработать, и только потом тебя будут рассматривать как кандидата.

Мне кажется, что звание надо давать не за выслугу лет, а за талант. Доминго, Каррерас, Паваротти, Нетребко, Хворостовский — у них нет званий. Это Имена. Звания им не нужны. Достаточно произнести имя —всё! В социалистической Болгарии, правда, за звания артистам всегда доплачивали, причем неплохо. Но это же смешно! Сегодня талантливая молодежь, которая что-то умеет, старается уехать за границу, где работают по контракту. Там по-другому оценивают труд.

– Мюзиклы в Театре оперетты собирают полный зал. Вы заняты в мюзикле «Фанфан-Тюльпан» и за роль Людовика ХV получили музыкальную премию…

– Роль Людовика, надо сказать, очень актерская, и мне она нравится. В мюзикле абсолютно другая манера исполнения, перестроиться сложно. Мой педагог всегда говорил: «Ты — баритон. Будешь лирико-драматическим певцом. В опере и оперетте надо петь одинаково хорошо. Своим голосом, баритоном, учитывая характер музыки и произведения».

Я пел партию Ланчотто Малатеста в опере «Франческа да Римини» Сергея Рахманинова. Это «низкая» партия. И мне предложили спеть Бориса Годунова. Но я отказался, потому что можно посадить голос, а кроме того, нужно поменять целиком всю психологию, чтобы из баритона перейти в басы. Голос можно опустить, но вернуться к исходному сложно. У Шаляпина был высокий бас. Уникальный голос! Все басы пробуют спеть его репертуар, но далеко не каждому это удается. Всё у него получалось удивительно, и дело не только в голосе, но и в особой внутренней энергетике, в высоком актерском мастерстве, в эмоциональности. Среди артистов лишь единицы могут всё.

Константин Сергеевич Станиславский пригласил Фёдора Ивановича прочитать для труппы МХТ «Короля Лира». Все послушали Шаляпина. А в конце Станиславский сказал, что постановку делать не будет. И объяснил: «Нет у нас такого Лира!» Вот и всё.

– «Веселые ребята», «Свадьба в Малиновке» — кто-то называет эти фильмы музыкальными комедиями, кто-то — киномюзиклами. А какой советский мюзикл появился первым?

– В Театре оперетты в 1973 году прошел первый мюзикл — «Свадьба Кречинского» Георгия Ансимова на музыку Александра Колкера. Песню Лидочки лучше Варгузовой никто не поет, даже сама Мария Пахоменко говорила Светлане, что та это сделала блестяще. Мюзикл — американское искусство. После Второй мировой войны появились популярные театральные мюзиклы и киномюзиклы: 1956 год подарил нам «Мою прекрасную леди» Ф. Лоу, 1957-й — «Вест-Сайдскую историю» Л. Бернстайна.

Исаак Дунаевский создал своеобразный вариант американского мюзикла — какая музыка!

– Музыкальный театр подразумевает артиста, многое умеющего?

– В институте тебя готовят, а в театре можно раскрыться, набраться опыта. Учить можно — научиться невозможно! Талант или есть, или его нет.

Я часто бываю председателем государственной экзаменационной комиссии в ГИТИСе вместе с Тамарой Синявской. Она тоже выпускница ГИТИСа, солистка Большого театра. Когда-то мы выступали на одной сцене: я пел Онегина, она — Ольгу. Смотрим, как обмельчало всё… Сейчас форматы, проекты — столько иностранных слов произносится, а на самом деле всё это филькина грамота. Образовательная система стала другой. Помню, как знаменитый профессор Щукинского училища Лев Свердлин показывал нам, студентам, что такое биомеханика. Со словами «Это очень просто!» он вскакивал, делал кульбит через стол и тут же вставал. Вот это шок! Все драматические отрывки я подготовил при помощи Анатолия Борисова. У него учились и Константин Райкин, и Наталья Гундарева… Время было другое, когда я учился. Теперь же великие педагоги ушли из жизни. Время диктует свои права и интересы. Но на это сетовать нельзя. Надо жить и — пока востребован — работать! Спину всегда надо держать прямо!

– Вам доводилось работать с Юрием Гуляевым, Муслимом Магомаевым…

– Таких исполнителей сейчас нет —ни по голосам, ни по харизме, ни по популярности.

– Кто ваши кумиры в опере?

– Владимир Атлантов и Марио дель Монако. Уникальные голоса!

– Юрий Петрович, как вы относитесь к современным постановкам классических спектаклей? К новым формам в опере, оперетте?

– Скажу так: не можешь — не берись! Если это сделано талантливо и мастерски, то почему бы и нет? Есть современная постановка «Богемы» Пуччини с участием блистательной Анны Нетребко. Действие перенесено в наши дни — рокеры, «Макдоналдсы»… Но… как артисты пели и играли — на разрыв! Прощается всё! Искусство — это когда в сердце входит ниточка белая, а выходит красная. Это трудно. Все жанры хороши, кроме скучного. И драма, и балет, и мюзикл, и опера могут быть плохими. Всё зависит от того, с какими руками к ним подойти. Но сегодня в театре возможно всё.

– Дуэт Светлана Варгузова — Юрий Веденеев называют дуэтом всех времен и народов. Как он появился?

– Однажды на гастролях в Ленинграде (это было в 1976 году), в Октябрьском зале мы с Варгузовой спели дуэтом «Помнишь ли ты?». До сих пор мы на сцене вместе. Весь репертуар исполнили; были многочисленные концерты, поездки за рубеж… В марте мы побывали в Казахстане, в Нижнем Новгороде. Время быстро бежит! Мы со Светланой раньше часто снимались на ТВ — когда-то оперетту у нас любили и показывали по телевидению. Во время гастролей в разных городах зрители нередко спрашивают: а почему на экране нет оперетты?

– Наверное, в Европе оперетту любят больше?

– Думаю, да... Австрия — своего рода Мекка оперетты. Франция — родина. Жак Оффенбах в 1855 году, 5 июля, открыл свой маленький театр в Париже, на Елисейских полях — и этот день считается днем рождения оперетты.

Оперетта никогда не умрет и переживет даже мюзикл.

– В Театре оперетты недавно прошла премьера «Феи карнавала» в постановке Жанны Жердер, с мастерами сцены — Светланой Варгузовой, Юрием Веденеевым, Герардом Васильевым…

— Комедия положений, прекрасная музыка Имре Кальмана, искрометный юмор. В постановке заняты и ведущие артисты, и молодежь. Спектакль яркий, костюмный, отлично работает балет. Уже имеется семь положительных рецензий, что является большой редкостью для любого спектакля. Здорово!

– Испытывают ли опытные артисты трепет перед выходом на сцену?

– Все волнуются. Когда говорят, что нет, — это неправда.

– Артист должен всегда хорошо выглядеть?

– Конечно — ведь это публичная профессия. Я всегда стараюсь быть на высоте: хорошо одет и причесан не только на работе, но и дома (смеется). Безразличие к своему внешнему виду недопустимо.

– У вас есть хобби?

– Хобби — это моя работа. Это данность. Удачное сочетание. Рыбачить люблю, но это случается редко. Море люблю. Я гурман, мне нравится и самому что-то вкусное приготовить. Люблю быть хорошо одетым! Но в нормальных пределах — не Гуччи и Версаче, но люблю одеться так, чтобы соответствующе выглядеть. В Аргентине я бывал неоднократно, а в 1996 году находился на постановке «Пиковой дамы» в знаменитом театре Колон в Буэнос-Айресе. Там в дорогом обувном магазине я купил лайковые сапожки для репетиций. Владимир Атлантов —тоже большой любитель хорошо одеться — это заметил и купил такие же, только коричневого цвета. Так мы щеголяли на репетициях в новых сапожках!

Это не вещизм, а одна из составляющих актерской профессии. Артист должен всегда хорошо выглядеть!

– Что пожелаете читателям?

– Я рекомендую всем, я требую, чтобы вы, дорогие читатели, пришли в оперетту, чтобы получить огромный заряд бодрости, здоровья и любви!

 

Елена Воробьёва

«Мытищинский городовой» № 08 (38).