Заказ билетов
+7 495 925-50-50

Пресса

Главная / О театре / Пресса / Как проломили стенку

Как проломили стенку


Театр "Московская оперетта" можно поздравить: в его стены вернулась оперетта.

Сегодня если и обращаются к ней, то как бы стесняясь. Режиссер и актриса Жанна Жердер сотворила оперетту заново, ее можно назвать автором "Феи карнавала" - самого непопулярного сочинения Имре Кальмана. Беда была в либретто: оно примитивно до безобразия. Жанна Жердер его переписала и тем спасла шедевр венгерского гения.

Премьера полемична: это объяснение в любви к оперетте. Действие перенесено в ее закулисье, и новый сюжет - повод для бенефиса трех мастеров театра: Светланы Варгузовой, Юрия Веденеева и Герарда Васильева. Первая играет стареющую примадонну, второй - режиссера, третий - давнюю любовь примадонны, о которой она хранит трепетные воспоминания. Фабула с недоразумениями не стала глубже или оригинальнее, но появился ее второй, главный слой - веселые и по духу вполне современные комедийные вариации на темы Театра. Атмосфера пародийной импровизации возникла еще до увертюры, когда в говор затихающего зала вдруг вплелись чьи-то басовитые указания дирижеру - словно по ошибке включили закулисный микрофон. И только потом в оркестровой яме обнаружится артист Юрий Веденеев, немало удивленный тем, что публика уже тут.

Так театр одним махом проломил пресловутую "четвертую стену", надолго отгородившую куртуазный мир жанра от нас нынешних: зрителей вовлекли в общую изобретательную игру. В оперетту. С ее отсебятинами, репликами a part и веселым безумством, от которого можно ждать чего угодно. На сцене - другая сцена, ее обрамляют ложи, ее лорнируют господа, и на ней бушует, гремя картоном и гипсом, роскошно поданная пародия на оперетту - на "прекрасных Елен" и на Бродвей времен Басби Беркли. Спектакль в спектакле закончится быстро, но тут же, без пауз, покатится закулисная интрига, суть которой в неувядаемости любви и неспособности артистов дивного жанра стареть. В этой истории промелькнут классические мотивы, от розыгрышей Оффенбаха до комического жуира Франца, заимствованного из "Летучей мыши" (Петр Борисенко) - двухчасовой спектакль оказался емким и резвится на всем поле жанра, вызывая рой мимолетных ассоциаций. Ритм стремителен, шоу компактно, элегантные диалоги - только связки между бравурными номерами, большую часть которых публика слышит впервые.

Театр проломили пресловутую "четвертую стену": зрителей вовлекли в общую игру

Жанне Жердер и ее звездам удалось самое трудное: вернуть опереточный кураж, испарившийся в большинстве театров. Вернуть общую увлеченность, когда флегматичный оркестр становится азартным участником действа, а шампанское щедро льется не только в театральном буфете, но продолжается в музыке, вихревом танце, в охватившей зал опьяненности вольной опереточной стихией. Основа - музыка "Феи", но в игровой узор вплетены шлягеры из "Баядеры" и "Герцогини из Чикаго" - запрограммированы моменты радостного узнавания: вот он, любимый Кальман!
Юрий Веденеев блистателен - умно ироничен, громоздок и легок, монументален и динамичен одновременно: классический "герой-любовник" стал великолепным мастером опереточного гротеска. Герард Васильев демонстрирует невиданную на сегодняшней сцене элегантность - но опять же ироничную, чуть отстраненную. Хорош Александр Маркелов в роли суфлера - дань полузабытой традиции амплуа комического старика. Но особенную благодарность к создателям спектакля испытываешь за Светлану Варгузову - истинную примадонну, на которую любая рачительная труппа должна ставить специально и эксклюзивно.

Веселая игра подхвачена художником по костюмам Светланой Синицыной. Томительно поднимающийся занавес медленно-медленно, дюйм за дюймом, открывает пышный наряд примадонны, и он длится бесконечно, пока где-то под колосниками не возникнет его продолжение в виде самой дивы, а платье обратится обильно оперенным кордебалетом - изящный реверанс в сторону Басби Беркли. Пародийный спектакль в спектакле - суета античных героев с картонными торсами и неуклюжих кентавров на колесиках. Этот парад остро характерных сценических костюмов сам по себе - шоу, каждый - шедевр гротеска, и на этом фоне кажется, что будничный, уже без тени юмора свитерок и брюки из ГУМа, в которых явится непутевый сынок примадонны - следствие спешки: пошивочный цех не успел к премьере.

Идея свести вместе ветеранов театра и молодую поросль (многие роли поручены студентам "Щуки") плодотворна еще и в том смысле, что яснее видна пропасть между старанием и Мастерством. Молодые органично существуют в этом мире условности, но секреты "шампанского" им еще не открылись. Олег Красовицкий в роли влюбчивого Ричарда кажется пришельцем из другого спектакля - ему не хватает актерской гибкости, которая позволяет жанру мерцать и переливаться всеми красками, быть каждый миг изменчивым и видеть себя всегда чуть со стороны. Лидирует среди новичков Марина Торхова - явно будущая звезда жанра, эксцентричная и неотразимая, как Барбра Стрейзанд в "Смешной девчонке".

Театр "Московская оперетта" подарил нам праздник - и надежды на новую жизнь старого жанра.

Валерий Кичин

«

 «Российская Газета» от 5 марта 2013 г.