Заказ билетов
+7 495 925-50-50

Пресса

Главная / О театре / Пресса / Гарантия стабильности

Гарантия стабильности

«Фанфан-Тюльпан» в Театре «Московская оперетта».

Пока одни компании ставят мюзиклы по лицензиям, другие изобретают свой велосипед, скрещивая мюзикл со стационарным театром. «Московская оперетта» из вторых. Театр не первый год выводит оригинальные гибриды и нынешнюю премьеру даже честно назвал в афише «опереттомюзиклом». Впрочем, в полной мере собрать дивиденды с оригинальности он тоже не смог: в «Московскую оперетту» еще ходит поколение, отлично помнящее легендарного Фанфана-Тюльпана Жерара Филипа из французского фильма 1952 года, очаровавшего его, как девушку. Его экранная подружка тоже была прекрасна, и модницы 50—60-х щеголяли юбками «под Лоллобриджиду». Театр рисковал, обрекая себя на сравнения, но все же рисковал расчетливо, понимая, что большая часть зала полюбить того «Фанфана...» просто не успела — не выросла.Музыку для романа «плаща и шпаги» писал Андрей Семенов по либретто Владислава Старчевского и сам же дирижировал, смотря на сцену влюбленными глазами. Музыка не без затей. Полноценный оркестр с арфой, усиленный синтезатором и ударной установкой, весело пришпоривал действо, а в партитуре обнаружилась славная стилизация баллады («Сражался храбро паренек, допустим, по имени Жак») и две-три способные стать хитами мелодии (песенка принцессы). Впрочем, первая сцена чуть было не сподвигла быстро покинуть зал: оперетта, конечно, не пансион благородных девиц, но слишком уж внезапная, не оправданная действием вульгарность просто ошарашила. И как ни пытался зажатый Фанфан — Алексей Франдетти выглядеть неотразимым, как ни сдирал корсеты с кордебалета деревенских прелестниц, обаятельного бабника не получалось. Клякса, правда, как появилась ниоткуда, так и исчезла в никуда, и такого очевидного провала во вкусе за два действия больше не было.

В неотразимость пары главных героев и впрямь было сложно поверить, в этом смысле гламурная Аделина — Валерия Ланская своего Фанфана не спасла. И если королей играет свита, то свита «Фанфана...» играла только себя, и поначалу даже казалось, что обилие лиц — следствие умильной привычки стационарного театра предусмотреть роли для заслуженных. Но вот тут как раз и случились удачи. Герои второго ряда быстро сделались главными: умница Маркиза де Помпадур — Елена Ионова, тупица Фьерабра — Вячеслав Иванов, служака Ля Франшиз — Петр Кокорев, флегматичный Атаман разбойников — Александр Голубев — именно они блистали обаянием и с полутакта брали зал, не пережимая, но сполна пользуясь принятой в жанре буффонадой. А властвовал в этом королевстве сам Людовик XV в версии Юрия Веденеева. Мэтр храбрился («Понятно, что трудно, но надо ж кому-то державу вести за собой»), потом на фоне Булонского леса в каменьях-стразах вкрадчиво обольщал «глупую девчонку». Дикция, фразировка, актерская проработка каждого жеста выдавали тертого профессионала, притом напускное амикошонство («Хорошо я сказал, да?») не умаляло бойкого пафоса арии «Возврат страны в абсолютизм — гарантия стабильности». Что в остатке? Никакой это, конечно, не мюзикл, а старая добрая оперетта, в родных стенах запросто переигравшая мюзикл и лихо водрузившая во главу угла не зрелище как таковое, а простодушные ценности музкомедии. Зритель только радовался.

Лейла Гучмазова

«Итоги» выпуск № 21 (832) от 21 мая 2012 г.