Заказ билетов
+7 495 925-50-50

Пресса

Главная / О театре / Пресса / Князь Серебряный в Московском театре оперетты: новая история о вечном

Князь Серебряный в Московском театре оперетты: новая история о вечном

Эпоха Ивана Грозного была удивительным временем в истории России. Иоанн IV формально стал великим князем Московским в 3 года, через несколько лет он потерял и мать, чуть позже был свидетелем расправы над ее родственниками, но из ребёнка с депривацией привязанности и запредельной тревожностью он вырос в осознанного не по летам владыку. Владыку, который в 17 лет, венчавшись на царство, поднял престиж страны. Владыку, который, принимая во внимание факт возраста вокняжения, правил более всех прочих в России. Владыку, который расширил значение слова «самодержец» (вместо «независимого правителя» оно стало означать «неограниченную власть правителя в стране»).

«Его ласкали как государя и оскорбляли как ребенка. Но в обстановке, в какой шло его детство, он не всегда мог тотчас и прямо обнаружить чувство досады или злости, сорвать сердце. Эта необходимость сдерживаться, дуться в рукав, глотать слезы питала в нем раздражительность и затаенное, молчаливое озлобление против людей, злость со стиснутыми зубами», — так писал о Грозном Ключевский.

Ребёнок, которого держали впроголодь и взаперти, стал «Великим государем, Божиею милостью царем и великим князем всея Руси, Владимирским, Московским, Новгородским, Псковским, Рязанским, Тверским, Югорским, Пермским, Вятцким, Болгарским и иных» — и вдвое увеличил территорию Москвы (царство именовалось по столице). Ребёнок, в котором сильнее прочего работал инстинкт самосохранения, взял Казань и основал Собор Покрова Пресвятой Богородицы на Рву (храм Василия Блаженного). Ребёнок, который «по природе или воспитанию был лишен устойчивого нравственного равновесия» первым организовал регулярные войска с огнестрельным вооружением, призванные в том числе охранять границы.

Все мы родом из детства. В детстве Ивана было и обучение грамоте: он часами твердил часослов и псалтырь с бесконечным повторением задов. Он понимал эти библейские афоризмы по-своему, прилагая их к себе и к своему положению. Но изучая и толкуя слово божие, он капризный и осторожный, зародил в себе «политическое размышление»: «С детства затверженные автором любимые библейские тексты и исторические примеры отвечают на одну тему — все говорят о царской власти, о ее божественном происхождении». Иван IV был первый из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем библейском смысле, помазанника божия.

Прожив любовно с первой (и любимой) супругой 13 лет, Иван Васильевич озлобился — Анастасия словно унесла с собою в могилу лучшие порывы его души. Царя за гробом вели под руки, он стонал и рвался, а «митрополит, сам обливаясь слезами, дерзал напомнить ему о твердости христианина». Твёрдость принесла с собою и то, что сейчас, зная об истории НКВД, мы назвали бы «ежовыми рукавицами» — он ввёл опричнину и стал ещё более зацикленным на заговорах и желании узнать грядущее…

…Где-то здесь начинается действие «Князя Серебряного», который вот-вот представит Московский театр оперетты, но создатели масштабного исторического мюзикла на первый план, к счастью для зрителей в нынешних прилагаемых обстоятельствах, выводят не описание ужасов своевольства, но историю любви главного героя романа и его возлюбленной, с которой он, как и в первоисточнике, был знаком задолго до описываемых событий. Помимо созвездия опереточных артистов (ведь, как мы помним, любой из них в этих стенах должен петь и танцевать одновременно, не сбивая при том дыхания), при наличии поющего балета и танцующего хора у этого театра есть блестящая способность показать практически любую историю с другого ракурса: прикрыть не столь важное для замысла, но подсветить нужное.

Во все времена любовь ценится превыше всего. Оглядываясь на несколько веков назад, мы воспринимаем многие события через призму летописей, учебников и толкований — мы принимаем данность о моральных и нравственных устоях тех времён, однако не всегда имеем силы и готовность с ними согласиться.

XVI век на Руси был не только временем завоеваний и присоединений новых земель к Москве, не только опричнина и фигура Грозного держали в подчинении страну — существовало огромное количество внешних рамок, насаждаемых обществом: женщина высшего (боярского) сословия избегала чужих глаз, она даже в мужнином доме могла выйти «к большому месту» лишь по требованию высоких гостей и для выказывания особого расположения супруга в их адрес. Этот момент показан и в романе А.К. Толстого эпизодом про поцелуйный обряд. Женщину могли насильно увезти, остричь в монахини, вынудить принять отраву… Нужно обладать особым даром, чтобы начать и завершить свою историю там, где преобладают понятные для современника спектакля искренность, чистота и верность — за это в спектакле ответственен автор либретто Карен Кавалерян.

Ход времен, намеренно подчёркнутый в спектакле историческими деталями и архитектурными памятниками, обладает характерной русской мелодикой — и здесь для композитора Аркадия Укупника тоже стояла непростая задача, ведь и предыдущая премьера Московского театра оперетты тоже перелистывает на наших глазах страницы истории Руси.

Из написанной намеренно усложнённым и архаичными языком исторической повести, решённой пусть в духе раннего, но все же вальтерскоттовского приключенческого романа, нужно было оставить все самое важное для сохранения эпохи и личность царя, однако поставить при том лёгкий, жизнерадостный и напевный спектакль. Эту головоломку решал режиссёр Валерий Архипов.

Ну и самое сложное досталось артистам: «Князь Серебряный» создавался специально к 95-му юбилею Московского театра оперетты, а значит, уровень ожиданий зала может быть завышен по определению. Тем не менее два состава профессионалов и знатоков своего дела погрузились в историю, искусство сценических боев, культуру русского средневековья и вот-вот выйдут на сцену, чтобы явить два самобытных и уникальных спектакля. Практически каждая роль играется в очередь, а значит, Москва увидит пару десятков свидетелей романтической истории на фоне зарождающейся опричнины — каждый из них отыгрывает свою историю и свой характер, но на выходе получаются две постановки, где сохранен режиссёрский замысел, но, возможно, по-разному расставлены акценты. В XVI век зрителей будут погружать: Павел Иванов и Иван Викулов, Алена Голубева, Дарья Январина и Арина Чернышова, Максим Катырев и Леонид Бахталин, Владислав Кирюхин и Игорь Балалаев, Максим Новиков и Артем Маковский, Дмитрий Лебедев и Константин Ужва, Василий Ремчуков и Игорь Оробей, Глеб Косихин и Давид Левин, Юлия Гончарова и Ольга Белохвостова, Марина Торхова и Елена Сошникова, Александр Голубев и Михаил Беспалов.

В соцсетях театра уже появился ролик с участием Карена Кавалеряна, где он рассказывает о двух введённых в повествование героев, способных влиять на ход событий. В этом же ролике драматург рассказывает о том, что постановка рождалась в симбиозе сотворчества постановочной команды: Карен Кавалерян, Аркадий Укупник, Валерий Архипов при участии Владимира Тартаковского воссоздали время зарождающейся монархии, когда на герб двухглавого орла вот-вот будет добавлен конный воин, пронзающий змия (который, к слову, сменит единорога — так от символа власти и силы Россия перейдёт к намерению сражаться с недругами и сплочению во имя идей царя-батюшки).

26 и 27 ноября таланты труппы Московского театра оперетты покажут новую историю на старый лад — о том важном и ценном, что держит на плаву в самые тёмные времена.

Свой 95-й день рождения театр отмечает спектаклем «Князь Серебряный»! Приходите, будет интересно и атмосферно — так, как умеют в этом театре!

Ольга Владимирская специально для MuseCube